Прекрасно без него обходился все шестьдесят лет, и вдруг что-то во мне кричит: так и помпешь нецелованным. Я был готов разрудаться, но вдруг ко мне подошла старенькая женщина, поинтересовалась, от чего я готов разрыдаться? Ей было под семьдесят, у нее тоже не было никогда мужчины. На этом ны и разговорились.
- Может нам переспать? Совокупиться?- спросила женщина.
- И я хотел вас попросить о том же,- сказал мужчина.