Версия 01

За окном быстро темнело. Порывы ветра поднимали с замерзшей земли первые снежинки и крутили их, заворачивая вихрями. Ведьма сидела у окна, грустно размышляя о том, что закончился еще один год, а она так и не перебралась в город.
В избе было натоплено и приятно пахло сушеными травами - заготовленные пучки висели на веревочках под потолком. В печи томился чугун с козьим молоком, Ведьма предполагала к ужину приготовить молочной пастилы, надеясь, что к вечеру соберутся гости.
Внезапно ветер на мгновение стих, и стеной повалил снег, огромными пушистыми хлопьями. В комнате стало совсем темно, и Ведьма, поднявшись с лавки, зажгла масляную лампу. Пора собирать ужин. За гостей она не беспокоилась - этих не остановит ни снег, ни ночная мгла. Даже если кто и заплутает, сделает пару кругов и свернет куда надо. Единственное, что занимало её на этот счёт, какая из сестер придет первой?
Морриган всегда была очень педантична к назначенному времени и обычно появлялась секунда в секунду, намекая на то, что точность - вежливость королей и королев. Эль в силу взбалмошного характера могла придти раньше, чтобы потом трунить над старшей сестрой, называя её улиткой или черепашкой. Но разыгравшаяся непогода могла сыграть с ними злую шутку и спутать карты.
Внезапно в дверь постучали. Стук был тяжелым и властным, таким, как если бы стучал военный в офицерском чине. Ведьма отвлеклась от стряпни и бросила настороженный взгляд в окно. Последний раз, когда деревенские хотели её сжечь, набежала толпа народу с факелами. Но в этот раз за окном продолжалась темнота. Стук повторился, но уже менее уверенно, в нём засквозили ноты отчаяния.  Ведьма отерла руки полотенцем и, прихватив остро заточенный кухонный нож, пошла открывать.
На пороге стоял облепленный снегом мужчина, с огромным чемоданом в руке. Ведьма пустила его в сени, с некоторым интересом разглядывая наряд незнакомца. Очевидно, незваный гость прибыл из другой эпохи: шерстяные пальто и шляпы с короткими полями еще не успели войти в моду.
- Ну и погодка, - вымученно улыбнулся незнакомец, отряхивая снег. - Так метёт, ничего не видно. Я шел на станцию и, похоже, потерял направление, а мне надо успеть на вечерний поезд. Вы бы не могли...   
- Ближайшая деревня, - сухо сообщила Ведьма, - в трёх километрах отсюда, на юго-западе. Или вам проще в милях?
- В милях, - согласился мужчина и нахмурился: - У вас странный акцент, вы не из этих мест?
- С Канадской границы, - хмыкнула Ведьма. - Боюсь, вы не успеете на свой поезд.
Незнакомец с озабоченным видом полез во внутренний карман своего пальто и выудил золотую луковицу часов. Взглянув на циферблат, он покачал головой:
- Еще только половина шестого, - возразил он, - поезд будет через час,  а я не мог уйти далеко. Если бы вы согласились проводить меня, то...
- Послушайте, мистер, - перебила его Ведьма, - оглянитесь.  Видите? До вашего поезда еще минимум два столетия. И еще один час.
- Невероятно, - пробормотал мужчина, окидывая взглядом сени. - Это... розыгрыш? Я не верю в фантастическую чушь  всяких там Уэллсов, и прочих штуках со временем.
Ведьма пожала плечами:
- Не верите - идите в деревню, - посоветовала она. - Прямо из калитки - полторы мили никуда не сворачивая. Спуститесь с холма и пройдете одно поле.  Там должно быть видно, в домах еще горит свет.
Незнакомец послушно кивал её словам, не сводя глаз с длинного ножа, которым дирижировала Ведьма, указывая направление.
- Я п-пойду? - пробормотал он, когда та закончила.
Ведьма согласно кивнула и распахнула дверь:
- Мой вам совет, - напутствовала она, -  - скажите, что ехали в столицу, из западных княжеств и попались лесным лиходеям. Так будет шанс, что вас пустят на ночлег.
Мужчина подхватил чемодан и стремительно вышел в метель, бросив на ходу "сумасшедшая". Ведьма захлопнула за ним дверь и заперла на щеколду. Подумав, она заложила засов и, напевая вариацию про серенького козлика, вернулась к стряпне.
Через полтора часа, когда угощение было готово, а вскипевший самовар украсил собой стол, появилась Морриган. Она была почти одного возраста с Ведьмой, но, в отличие от последней, предпочитала одеваться ярко и женственно. На ней было длинное красное платье с золотой вышивкой и кокетливая бордовая шапочка с черной вуалькой. Морриган никогда не стучала в дверь или тем более в окно, а просто появлялась на середине комнаты.
- Доброго вечера, - поздоровалась Морриган с сидевшей за столом Ведьмой. - Я не опоздала?
- Разумеется, нет, - вежливо улыбнулась та и сделала пригласительный жест:  - Прошу к столу
Морриган прошла вперед и шлепнула на столешницу пачку новостных листков:
- Городские новости, - пояснила она, присаживаясь на скамейку, - я подумала, тебе может быть любопытно.
Ведьма поднялась было за лучиной, чтобы зажечь свечи - в комнате, несмотря на коптившие масляные лампы, по прежнему царил полумрак. Но Морриган снисходительным движением указательного пальца заставила вспыхнуть фитили, вставленных в подсвечник свечей. Ведьма неодобрительно поджала губы, но не обмолвившись, уселась обратно - читать новости. Листки были тонкими, а печать - грубой, неровными крупным шрифтом, местами даже с кляксами.
- Удивляюсь тебе, - мурлыкнула Морриган, наливая чай в специальную фарфоровую чашечку, - без телефона, без радио, без телевизора... даже без интернета. Неужели, нравится?
Чашечка была такой единственной в сервизе Ведьмы, из обычных глиняных кружек Морриган что-либо пить отказывалась категорически.
- Зато здоровье в порядке, - ответила Ведьма, не отрываясь от газет. - вся эта мультимедийная истерия - расшатывает нервную систему. А все болезни - от нервов.
Морриган усмехнулась, но Ведьма успела предупредить её следующую фразу:
- И даже сифилис... - буркнула она. - Ешь пастилу, вышла удачной. Кстати, где носит Эль?
- О, за неё не беспокойся, - Морриган скептически разглядывала ровные прямоугольники угощения, выложенные на тарелке, - у неё для тебя подарок.
Ведьма прервала чтение и бросила вопросительный взгляд на сестру:
- Что за подарок? - настороженно поинтересовалась она. - Надеюсь, не когорта пленных мехико? Их же не прокормишь!
- Нет, у неё другая штука, - засмеялась Морриган: - Изящная вещица. Девчонка так и не разобралась для чего она, вот и решила презентовать тебе. Как самой умной.
Ведьма собралась ответить, но в дверь снаружи замолотили, если судить по частоте ударов, руками и ногами одновременно.
- Легка на помине, - фыркнула Морриган. Она прикрыла глаза, сосредотачиваясь, и через мгновение в сенях лязгнул отодвигаемый засов, а вслед за ним отщелкнулась и задвижка.
В комнату ворвалась, неся на себе уличный холод, третья сестра. Эль была значительно моложе Морриган и Ведьмы. И если старших сестер можно было описать, как дамы к сорока, то Эль еще не достигла даже бальзаковского возраста.
- Всем прет! - выпалила она, на ходу стаскивая через голову черную длинную накидку. Оставшись белоснежной сорочке и кожаных штанах, она с явным удовольствием прижалась спиной к тёплой стенке печи и закрыла глаза.
Ведьма и Морриган с одинаковым выражением лёгкой заинтересованности на лицах разглядывали её. Наконец, Эль открыла глаза и отклеилась от печи:
- Оченно холодно, - пояснила она, - и снеженно. Я заплутать! Карамба!
- Садись к столу, - пригласила Ведьма, - выпей чаю - сразу согреешься.
Когда Эль уселась за стол, Ведьма отложила газеты и оглядела компанию:
- Сегодня произошел странный случай, - сообщила она, - сюда пришел человек не из этой эпохи.
- Его кто-то послал к чёртовой бабушке, - хмыкнула Морриган.
Эль ничего не сказала, она была занята пастилой, которую запивала из огромной глиняной чашки. Пастила на тарелке стремительно убывала.
- Он был заносчив и не хотел слушать, - продолжила Ведьма. - Тем не менее, мне бы не хотелось, чтобы его гибель...
- Мучачо не погибнуть, Ба! - вдруг выпалила Эль, воспользовавшись перерывом между пастилками. Впрочем, она тут же отправила очередную пастилку в рот и замолчала, интенсивно жуя.
Обе старшие сестры вопросительно воззрились на неё. Эль с трудом проглотила пастилу и замерла.
- Это становится любопытным, - пробормотала Морриган, не отводя взгляда. - Так куда ты его дела?
- О! - Эль вскочила и понеслась, взяв курс на брошенную у печи накидку. - Я же принесть подарок, Ба! Ты помнить, как говорила о том, как сложенно прокормить ораву пленных мехико?
Ведьма пронзила взглядом ухмыляющуюся Морриган и ответила:
- Да, но с тех пор тема рабов была закрыта.
- Я найтить решение, - сообщила Эль, роясь в накидке. - Эта штуковин-на поможет держать целую армаду мехико, и это ничего не будет стоить!
Она извлекла на свет деревянную шкатулку черного дерева, размером чуть больше конфетной коробки:
- Э аки! - выпалила Эль.
Она торжественно, на вытянутой руке, пронесла шкатулку через комнату и поставила на стол, прямо на газеты. Ответив жизнерадостной улыбкой на недобрый взгляд Морриган, Эль обогнула стол и вернулась на место.
- Какой... глупый эпатаж, - прошипела Морриган, выдергивая свои газеты из-под шкатулки. - У меня хорош-ш-шая память... я не забуду.
Ведьма же, проигнорировав перепалку,  открыла крышку шкатулки:
- О... - удивленно выдохнула она, - он всё же не нашел свой поезд.
Став на свой чемодан, на край шкатулки запрыгнул крохотный незнакомец в шерстяном пальто.

За окном быстро темнело. Порывы ветра поднимали с замерзшей земли первые снежинки и крутили их, заворачивая вихрями. Ведьма сидела у окна, грустно размышляя о том, что закончился еще один год, а она так и не перебралась в город.
В избе было натоплено и приятно пахло сушеными травами - заготовленные пучки висели на веревочках под потолком. В печи томился чугун с козьим молоком, Ведьма предполагала к ужину приготовить молочной пастилы, надеясь, что к вечеру соберутся гости.
Внезапно ветер стих, и стеной повалил снег, огромными пушистыми хлопьями. В комнате стало совсем темно, и Ведьма, поднявшись с лавки, зашарила в вещевом мешке на стене, ища серные спички.
"Надо бы завести хорошую коробку, - размышляла она, - так хранить мелочи не годиться. Хотя, спички здесь не мелочь... А что есть мелочь? "
Оставив философский вопрос без ответа, Ведьма зажгла пару масляных ламп. Пора собирать ужин. За гостей она не беспокоилась - этих не остановит ни снег, ни ночная мгла. Даже если кто и заплутает, сделает пару кругов и свернет куда надо. Единственное, что занимало её на этот счёт, какая из сестер придет первой?
Морриган всегда была очень педантична к назначенному времени и обычно появлялась секунда в секунду, намекая на то, что точность - вежливость королей и королев. Эль, в силу взбалмошного характера, могла придти раньше, чтобы потом трунить над старшей сестрой, называя её улиткой или черепашкой. Но разыгравшаяся непогода могла сыграть с обеими злую шутку и спутать карты.
Внезапно в дверь постучали. Стук был тяжелым и властным, таким, как если бы стучал военный в офицерском чине. Ведьма отвлеклась от стряпни и бросила настороженный взгляд в окно. Последний раз, когда деревенские хотели её сжечь, набежала толпа народу с факелами. Багровое марево, подобно закату, озарило тогда округу. Но в этот раз за окном продолжалась темнота. Стук повторился, но уже менее уверенно, в нём засквозили ноты отчаяния.  Ведьма отерла руки полотенцем и, прихватив остро заточенный кухонный нож, пошла открывать.
На пороге стоял облепленный снегом мужчина, с огромным чемоданом в руке. Ведьма пустила его в сени, с некоторым интересом разглядывая наряд незнакомца. Очевидно, незваный гость прибыл из другой эпохи: шерстяные пальто и шляпы с короткими полями еще не успели войти в моду.
- Ну и погодка, - вымученно улыбнулся незнакомец, отряхивая снег. - Так метёт, ничего не видно. Я шел на станцию и, похоже, потерял направление, а мне надо успеть на вечерний поезд. Вы бы не могли...   
Он говорил на современном языке, весьма далеким от местного диалекта. Ведьма сосредоточилась и, перебив незнакомца, ответила на правильном английском:
- Ближайшая деревня, - сухо сообщила она, - в трёх километрах отсюда, на юго-западе. Или вам проще в милях?
- В милях, - согласился мужчина и нахмурился: - У вас странный акцент, вы не из этих мест?
- С Канадской границы, - ехидно хмыкнула Ведьма. - Боюсь, вы не успеете на свой поезд.
Незнакомец с озабоченным видом полез во внутренний карман своего пальто и выудил золотую луковицу часов. Взглянув на циферблат, он покачал головой:
- Еще только половина шестого, - возразил он, - поезд будет через час,  а я не мог уйти далеко. Если бы вы согласились проводить меня, то...
- Послушайте, мистер, оглянитесь, - Ведьма посторонилась и отворила дверь в комнату. В сени тут же пахнуло печной теплотой и запахом высушенных трав, - видите? До вашего поезда еще минимум два столетия. И еще один час.
Незнакомец подался было вперед, но увидев мрачное убранство, тут же отпрянул:
- Невероятно, - пробормотал он, - это... розыгрыш? Я не верю в фантастическую чушь всяких там Уэллсов, и прочих штуках со временем.
Ведьма пожала плечами:
- Не верите - идите в деревню, - посоветовала она. - Прямо из калитки - полторы мили никуда не сворачивая, спуститесь с холма и пройдете одно поле.  Там должен быть виден свет, сейчас в домах гасят поздно. 
Мужчина послушно кивал её словам, не сводя глаз с длинного ножа, которым дирижировала Ведьма, указывая направление.
- Я пойду? - пробормотал он, когда та закончила.
Ведьма согласно кивнула и распахнула дверь:
- Мой вам совет, - напутствовала она, -  - скажите, что ехали в столицу, из западных княжеств и попались лесным лиходеям. Так будет шанс, что вас пустят на ночлег.
Незнакомец подхватил чемодан и стремительно вышел в метель, бросив на ходу "сумасшедшая". Ведьма захлопнула за ним дверь и заперла на щеколду. Подумав, она задвинула засов и, напевая вариацию про серенького козлика, вернулась к стряпне.
Через полтора часа, когда угощение было готово, а вскипевший самовар украсил собой стол, ровно в семь появилась Морриган. Она была почти одного возраста с Ведьмой, но предпочитала одеваться ярко и женственно. На ней почти всегда было длинное красное платье с золотой вышивкой и кокетливая бордовая шапочка с черной вуалькой. Этот её визит не стал исключением.  Морриган никогда не стучала в дверь или, тем более в окно, а просто появлялась на середине комнаты.
- Доброго вечера, - поздоровалась она. - Я не опоздала?
- Разумеется, нет, - вежливо улыбнулась Ведьма и сделала пригласительный жест:  - Прошу к столу.
Морриган прошла вперед и протянула тоненькую пачку газетных листков:
- Городские новости, - пояснила она, присаживаясь на скамейку, - я подумала, тебе может быть любопытно.
Ведьма приняла листы и поднялась из-за стола. Пройдя в кладовую, она вернулась с разлапистым подсвечником, заряженным толстыми восковыми свечами. Не дожидаясь, пока она разожжет от лампы лучину,  Морриган коротким движением ладони заставила вспыхнуть сразу все фитили. Мрак в комнате существенно рассеялся и Ведьма уселась за стол - читать новости.  Газетные листки были тонкими, а печать - грубой, неровными крупным шрифтом, местами даже с кляксами.
- Удивляюсь тебе, - мурлыкнула Морриган, наливая чай в  фарфоровую чашечку, - без телефона, без радио, без телевизора... даже без интернета. Неужели, нравится?
Эта чашечка была такой единственной, из обычных глиняных кружек Морриган никогда не пила.
- Зато здоровье в порядке, - проворчала Ведьма, не отрываясь от газет. - вся эта мультимедийная истерия - расшатывает нервную систему. А все болезни - от нервов. Кстати, где носит Эль?
Морриган, скептически разглядывающая ровные прямоугольники пастилы, выложенные на тарелке, подняла взгляд:
- За неё не беспокойся, она готовит тебе подарок.
Ведьма прервала чтение и встретилась глазами с сестрой:
- Что за подарок? - настороженно поинтересовалась она. - Надеюсь, это не когорта пленных мехико?
Внезапно в  дверь снаружи замолотили так, словно стучали руками и ногами одновременно.
- Легка на помине, - фыркнула Морриган. Она прикрыла глаза, сосредотачиваясь, и через мгновение в сенях лязгнул отодвигаемый засов, а вслед за ним щелкнула отпираемая задвижка. Почти сразу в комнату ворвалась, неся на себе уличный холод, третья сестра. Эль была значительно моложе Морриган и Ведьмы. И если старшие сестры подходили под описание, как дамы к сорока, то Эль, по той же шкале,  еще не достигла даже бальзаковского возраста.
- Всем прет! - выпалила она, стаскивая на ходу через голову черную длинную накидку. Оставшись белоснежной сорочке и кожаных штанах, она с явным удовольствием прижалась спиной к тёплой печной стене и закрыла глаза.
Ведьма и Морриган с одинаковым выражением лёгкой заинтересованности разглядывали её. Наконец, Эль открыла глаза и отклеилась от печи:
- Оченно холодно, - пояснила она, - и снеженно. Я заплутать! Карамба!
Речь Эль походила на кашу из слов, измененных на один ей известный манер, да еще и изрядно сдобренную испанскими фразами. Тем не менее, сёстры её отлично понимали.
- Садись к столу, - пригласила Ведьма, - выпей чаю - сразу согреешься.
Когда Эль уселась за стол, Ведьма отложила газеты и оглядела компанию:
- Сегодня произошел странный случай, - сообщила она, - сюда пришел человек не из этой эпохи.
- Кто-то его послал к чёрту на куличики, -  засмеялась Морриган.
Эль ничего не сказала, она была занята пастилой, которую запивала из огромной глиняной чашки. Благодаря её усилиям пастила на тарелке стремительно убывала.
- Он был заносчив и не хотел слушать, - продолжила Ведьма. - Тем не менее, мне бы не хотелось, чтобы его гибель...
- Мучачо не погибнуть, Ба! - вдруг выпалила Эль и тут же, отправив очередную пастилку в рот, замолчала, интенсивно жуя.
Старшие сестры вопросительно воззрились на неё. Эль с трудом проглотила и замерла, опасливо косясь то на Морриган, то на Ведьму.
- Это становится любопытным, - пробормотала Морриган, не отводя взгляда. - Куда ты его дела?
- О! - Эль вскочила и понеслась, взяв курс на брошенную у печи накидку. - Я же принесть подарок, Ба! Ты помнить, что хотела хорошую коробку для мелочь? Так я достать такую!
Порывшись в складках брошенной накидки, она извлекла на свет большую деревянную шкатулку черного дерева:
- Э аки!
Торжественно, на вытянутых руках, Эль пронесла шкатулку через комнату и поставила на стол, прямо на газеты Морриган.
- Какой... глупый эпатаж, - зашипела та, выдергивая пачку из-под шкатулки. - У меня хорош-ш-шая память... я не забуду.
Проигнорировав перепалку, Ведьма погладила пальцами полированную крышку шкатулки:
- Прекрасная вещь, - отметила она, - в самый раз хранить всякую мелочь. Спасибо.
Эль расцвела и, победно глядя на Морриган, сообщила:
- Один мелочь я туда уже поместить. Так, случайенно найтить по дороге, пока идтить сюда
- Вот как? - Ведьма удивленно приподняла бровь. - Так что же это?
Она осторожно откинула крышку, и вздох удивления сорвался с её губ:
- О...  Он так и не нашел свой поезд.
Став на свой чемодан, из недр шкатулки на её край запрыгнул крохотный незнакомец в шерстяном пальто.